Интернет текуч и изменчив, авторитеты низвергаются им регулярно, так что глядя на процветание Фейсбука, нужно спрашивать не – устоит ли Фейсбук, а – когда он падёт и от чьих рук.

Интернету в нынешнем виде: с веб-сайтами и сёрфингом, основанном на поисковых серверах, всего-то лет 15. За это время в нём сменилось четыре поколения богов и героев, считавшихся незыблемыми твердынями и царями горы. Yahoo! и AOL, Geocities и Altavista, Netscape Navigator и ICQ, Napster и MySpace. Некоторые из них ещё влачат остаточное существование, но по руинам былого величия уже и не скажешь, что всего несколько лет назад это были монстры, отъедавшие двузначные цифры планетарного трафика.

Правда, у нас есть пара гигантов, продержавшихся на первом месте полную десятилетку и всё ещё процветающих – Amazon и Google. Теперь это многопрофильные корпорации, остающиеся на плаву не в последнюю очередь благодаря потоку новых продуктов и идей, вовремя подбрасываемых на рынок и подогревающих спрос. То есть, прецеденты есть, и никакой железный закон природы не мешает появлению в их компании ещё одного претендующего на звание долгоживущего сетевого феномена.

Тем не менее, у специалистов по интернету, а под их влиянием и у обычной публики есть этот скепсис, когда на каждого цветущего гиганта смотрят прищуренным глазом опытного грифа-падальщика и оценивают – сколько он протянет. Сейчас Фейсбук – колосс, по посещениям затмивший сам Google. У него брэнд с мировой известностью, шестисотмиллионная (и растущая) аудитория, приличные цифры повторных визитов. В 2009-м компания вышла на примерную окупаемость и живёт за счёт рекламы. Только что привлекли инвестиции на полтора миллиарда долларов. Тем не менее, скептики всерьёз обсуждают, скоро ли падёт Фейсбук.

Карта популярности Фейсбук Фото: google insights

Он может пасть, если появится конкурент, предлагающий лучшие условия. Проблема в том, что Фейсбук не настолько плох, как его представляют. Это первая массовая социальная сеть, основанная на реальных именах и социальных связях. С её помощью легко быть в курсе происходящего у друзей. Чат, календарь с возможностью обмена событиями, фото и видео с тэгами и определением людей просто созданы для смартфонов. На горизонте не видно конкурентов с заметно лучшими услугами, то есть, о чём мы вообще говорим?

Дело в том, что у Фейсбука есть недостаток, от которого нельзя избавиться: компания создана, чтобы торговать информацией своих пользователей, и с этим ничего не поделаешь. Пока пользователи будут публиковать, цитата, – дни рождения, религиозные и политические взгляды, сведения о родственниках и их семьях, персональную информацию о друзьях и родственниках, места проживания, вкусы и предпочтения в музыке, телевизионных передачах, кинофильмах, книгах, хобби и занятиях, сведения о полученном образовании, прежних местах работы, присутствии в интернете, посещённых сайтах, группах и мероприятиях, видеофильмы и фотографии, – Фейсбук будет толкать их всем желающим, такой закон природы.

Фейсбук оплачивает хостинг фотографий и «Весёлых ферм», а взамен хочет что-нибудь,что можно продать. Дырявая защита приватности, гегемония игр, своими отчётами спамящих всё вокруг, невнятные настройки, невозможность «полностью удалиться», растущий вал рекламы –следствия бизнес-модели. Марк Цукерберг, основатель и лицо компании, может иногда отменять самые вопиющие нарушения приватности, как, например, отменил решение продавать телефоны и адреса проживания пользователей, – но общее направление развития не изменится.

Эта бизнес-модель не так плоха, пока речь идёт только о рекламном рынке. Реклама всё равно смотрит на нас со всех сторон. Если предпочтения пользователей, проданные рекламодателям, сделают рекламу сфокусированной, от неё даже будет польза. Хуже, если реклама будет пытаться продвигать товары среди друзей пользователя, прикрываясь его именем,– а намекают, что к этому дело и идёт.

Совсем плохо, что Фейсбук превращается в справочник персональной информации о сотнях миллионов людей, причём со связями между ними. И в этот справочник могут засовывать нос не только государство с полицией и налоговой службой, но и наниматели, недоброжелатели и преступники. Раньше за человеком нужно было следить, похищать документы, вести досье, теперь достаточно порыться в его ленте на Фейсбуке. Это и даёт шанс конкурентам – если они смогут предложить хотя бы такую же социальную сеть, но с другой бизнес-моделью.

Есть граница, за которой «бесплатность» Фейсбука начинает обходиться настолько дорого, что хостинг фотографий и сетевые игры проще оплатить самому. В этом направлении работает мысль подающих надежды стартапов, подсиживающих Фейсбук: проектов Appleseed, Crabgrass и Diaspora. Все они реализуют идею о ячейке социальной сети, которую содержит сам пользователь. Секретами управляете вы, все фотографии и «подзамочные» посты в вашем распоряжении, никто без вашего ведома не получит к ним доступ, не купит для рекламной кампании, не изучит в правительственных или преступных целях.

На первый взгляд, картина радужная, но появляются вопросы, требующие ответов. Мы выбрали Диаспору, потому что её знают лучше других, и пару копеек на развитие проекта выделил сам Цукерберг. Это детище нью-йоркских студентов Дэниела Гриппи, Максвелла Зальцберга, Рафаэля Софера и Ильи Житомирского, у них мы и решили прояснить пару вещей.

– Будут ли в пакете Диаспоры услуги хостинга, или это на совести пользователей?

– Мы собираемся зарабатывать на хостинге. Но будет возможность установить софт на свой сервер, пристроиться к серверу приятеля или на платный хостинг другого провайдера.

– Тогда чем Диаспора отличается от обычных блогов на собственном хостинге?

– Во-первых, «дружескими» связями между узлами, во-вторых, аспектами. «Аспекты» – это что-то вроде разных личностей человека для семьи, друзей, коллег по работе, неизвестных людей и так далее, позволяющих гибко определять, что о вас знает каждая группа. Это и есть механизм, защищающий приватность.

– Ваша бизнес-модель не предполагает продажу приватной информации, но именно это стимулирует Фейсбук крутиться – предлагать новые услуги, привлекать сторонних разработчиков, пролезать на новые устройства, чтобы вовлечь ещё больше пользователей, заставить их проводить больше времени на сайте и добыть ещё больше данных, интересных для рекламодателей. Будет ли у вас достаточная мотивация для развития?

– Это просто способы окупить проект. Продажа информации пользователей – один из способов, но в нём нет ничего уникального. Мы собираемся зарабатывать другим способом, и считаем, что у него есть перспективы.

– Как насчёт интеграции между Фейсбуком и Диаспорой? Будет ли возможность зафрендить на своём узле приятеля с Фейсбука, и наоборот?

– Мы хотим выпустить модули для взаимодействия с любой социальной сетью, которая будет готова открыть протокол и уважать тот уровень приватности данных, который заявят наши пользователи. Иначе из Фейсбука можно будет просмотреть только самые базовые и «безопасные» сведения о человеке.

– Вы не прикидывали, насколько велика часть пользователей, допустим, Фейсбука, которые перешли бы к вам только из-за злости по поводу утечек приватной информации?

– Многие поддерживают нас именно из-за этого, приходят письма, авторы которых говорят о желании перейти сразу, как только это будет возможно. Программу раннего тестирования мы закрыли именно из-за того, что наплыв желающих был слишком велик. Носколько пользователей у нас будет, скажем, в первый год после запуска, сказать сложно.

– Когда ждать релиза?

– Мы собираемся запуститься в этом году. Летом будет ясно, когда именно.