Лет десять лет назад стало понятно, что шаттлы в среднесрочной перспективе не жильцы, государственные космические агентства массово сажают на голодный паёк, и даже свеженькая тогда Международная космическая станция оказалась не таким уж прорывом. Новой лунной гонки на горизонте не было, проекты сворачивались или урезались. Создавалось впечатление, что человечество как-то разочаровалось в космосе, и раз уж мы не оправдали ожидания прошлых поколений насчёт прогулок по спутникам Юпитера, так какой вообще смысл напрягаться.

Сейчас положение с космосом, вроде бы, ещё хуже, потому что мировая экономика переживает худшие времена за последние сто лет. Тем не менее, у нас хорошая новость — только что стартовал большой марсианский план. Пока в нём нет действительно громких проектов вроде пилотируемой миссии или строительства планетарной базы, но есть нечто большее: подготовка детальной, продуманной инфраструктуры, которая, как бы медленно не шли дела, неизбежно приведёт человека на Марс.

Пару недель назад это задумывалось как хвалебная песнь общим усилиям по исследованию соседней планеты. Однако первый же выстрел с Земли в Марс из запланированной на несколько лет обоймы оказался холостым — российский «Фобос-грунт», с которым отправился и китайский микроспутник «Инхо-1», потерпел неудачу. Вместо того чтобы привезти 200 граммов грунта со спутника Марса, он неуправляемо обращается по низкой околоземной орбите и, если ничего не изменится, войдёт в плотные слои атмосферы и сгорит через пару недель.

Проба грунта помогла бы выяснить, как формировался Марс, не говоря о том, что успех межпланетной станции, пройди миссия как следует, мог оживить полумёртвую российскую космическую программу. Остаётся надеяться, что «Фобос-грунт» сыграет роль жертвы для статистики, с которой неприятности на несколько последующих полётов закончатся, и дальше всё пойдёт гладко. Удача нам нужна, потому что следующие рейсы к Марсу будут сложными, и неудача может легко погубить финансирование.

Первая из миссий только что благополучно стартовала с американского космодрома на мысе Канаверал и отбыла в почти девятимесячное космическое путешествие. Позже в этом десятилетии к ней присоединятся аппараты разных типов — спутники, стационарные станции и колёсные роботы — ещё нескольких программ NASA и ESA. Масштабность и сложность возложенных на них задач позволяют надеяться, что исследования переросли прежние скромные рамки, и путей для отступления уже нет.

Только что запущенная миссия MSL, «Марсианская научная лаборатория», должна прилететь на место в конце лета следующего года. Она привезёт и должна будет спустить на поверхность планеты 900-килограммовый шестиколёсный робот Curiosity с ядерным элементом питания. Это уже третье поколение марсианских роверов NASA за последние полтора десятка лет — первым был запущенный в конце 1996-го Sojourner, за ним красноватые холмы и пустоши избороздила героическая парочка Spirit и Opportunity, в несколько раз перекрывшая все планы.

Новичку за 686 земных суток программы предстоит проехать более 19 километров, но если он пойдёт по стопам предков-долгожителей, можно ожидать, пожалуй, целое десятилетие марсианских поездок, фотографий и путевых отчётов. Цели миссии — изучение планетарной геологии и климата, химический и минералогический анализ пород, максимально широкое исследование условий на поверхности, а также, чтобы земной прессе было о чём писать, поиски следов органической жизни и условий для её возникновения.

Учёных — если не считать экзобиологов — следы жизни, как таковые, не очень интересуют. Даже если органика существовала, сейчас она погребена в недрах планеты, и чтобы её там найти и тщательно изучить, понадобятся намного более серьёзные программы. Но для подогрева интереса публики это отличная тема. Именно поэтому любому научному прибору пытаются найти побочное применение, связанное со следами жизни.

Следом за MSL к Марсу отправится миссия MAVEN, также проводимая NASA. Она должна стартовать поздней осенью или ранней зимой 2013 года, чтобы прилететь к осени следующего года. В ходе программы к соседней планете прибудет спутник, который за год полёта по низкой околопланетарной орбите проведёт химический и изотопный анализ разрежённой марсианской атмосферы и ионосферы, а также изучит влияние на них солнечного ветра.

В 2016 году придёт черёд совместного американо-европейского проекта ExoMars, где Exo происходит от слова «экзобиология». Это остатки независимых программ NASA и европейского космического агентства, которые от безденежья решили слить вместе. Объединение на несколько лет отсрочило реализацию, зато финансирование с двух сторон даёт некоторую дополнительную уверенность в том, что она всё-таки взлетит.

Проект ExoMars состоит из двух отдельных миссий, которые должны запустить с разрывом в два года. Для начала в 2016-м к соседней планете отбудут спутник и стационарный зонд. В 2018 году за ними последует вторая половина проекта, созданный европейскими компаниями 200-килограммовый ровер. Первоначальные планы подразумевали доставку сразу двух колёсных роботов: кроме европейского ещё и собранный по заказу NASAMAX-C, но ради экономии ресурсов планы наполовину сократили.

Все эти миссии должны за несколько лет и десяток миллиардов долларов обеспечить человечество полной картиной состава атмосферы, почвы, жизнеспособными догадками по поводу геологических процессов и, если нам повезёт, запустят следующий этап — настоящую программу пилотируемого полёта. Но к концу десятилетия мы получим кое-что помимо толстой пачки информации, на базе которой можно печатать красивый марсианский атлас. И, как ни странно, это придёт не от государственных космических агентств, а от частных компаний.

Проблема с полётами к Марсу заключается в том, что они были и остаются разовыми мероприятиями, которые каждый раз приходится проектировать заново. Это дорого и чревато неприятностями, потому что нет возможности взять одну существующую платформу и миссия за миссией совершенствовать её до тех пор, пока туда не согласится сесть живой пилот. Подобной платформы нет в планах государственных агентств, зато над ней работает коллектив Илона Маска.

Компания Space X уже предлагала ракетоносители серии Falcon для запуска межпланетных экспедиций. Они в любом случае понадобятся, хотя бы потому, что семейство обещает стать самым массовым и экономичным способом доставки грузов на орбиту. Какой бы ни была конструкция самих межпланетных аппаратов, чем грузоподъёмнее носитель и чем меньше за него нужно платить, тем в большей степени развязаны руки конструкторов.

Однако у Space X в портфеле имеется даже более любопытный проект — аппарат Red Dragon. Это доработка «околоземной» пилотируемой капсулы Dragon, которую сейчас испытывают и вскорости собираются состыковать с МКС. Речь идёт о создании универсальной платформы с собственными двигателями, которую можно было бы с относительно небольшими затратами приспособить под практически любую марсианскую миссию без необходимости проектировать её с нуля, как это принято сейчас.

Пока полёт Red Dragon примерно наметили на 2018 год. Даже с учётом возможных сдвигов и отмены некоторых миссий, к концу десятилетия земляне должны получить полный отчёт по Марсу, шесть роверов на его поверхности (один-два из них, скорее всего, ещё будут бороздить его просторы), а также относительно недорогие ракетоносители и универсальную капсулу для межпланетных полётов. Если мы и после этого не соберёмся в пилотируемую экспедицию, нас можно будет с чистой совестью винить в трусости и лени.