Перед выпуском альбома участник сербской группы Shazalakazoo Милан Джурич рассказал «Знакам» о цыганском электро, Томе с сайта Myspace.com, самой популярной сербской музыке, для кого на Балканах существуют духовые оркестры и о том, сколько зарабатывает цыганская группа за выходные.

— Милан (Milan Djuric), Большинство участников балканской сцены — из Центральной Европы. А вы — одна из первых на всей сцене успешных групп (кстати, вы — группа?) действительно с Балканского полуострова. Где вы были 10 лет назад?

— Спасибо! Да, кстати, мы себя считаем группой — пусть нас всего двое. В наше время группа может состоять даже из одного человека! И раз уж нас в два раза больше, — да, мы точно группа.

Ну а что касается нашего прошлого, Shazalakazoo появился то ли в 1995, то ли в 1996 (точно уже никто не помнит) как джаз-рок-этно-и что там еще проект, состоявший из вокалиста-духовика, гитариста, басиста, скрипача и барабанщика. Потом трое участников уехали из Сербии, а мы с Уросом (Uros Petkovic) купили по компьютеру и занялись электронной музыкой. Вот так Шазалаказу и превратилось в Shazalakazoo.

Сначала мы писали jazzy трип-хоп и легкий драм-н-бейс, как все дети 10 лет назад. Но кроме этого, у нас была парочка треков, написанных под влиянием сербской народной музыки — мы их считали пародией на турбо-фолк (дрянной сербский мейнстримовый этно-поп). Хотя сейчас уже не разберешься, пародия это была или нет…

Ты спросил, где мы были 10 лет назад? Дома, в Белграде, парень. И все эти годы оттуда было не так уж просто выбраться. Но быстрый интернет решил эту проблему. После того, как мы провели выделенку, у нас ушло приблизительно полгода на то, чтобы начать гастролировать по Европе. Интернет — лучшее средство для молодых музыкантов. Настоящий do-it-yourself. Спасибо тебе, Том с Myspace.

— Ну хорошо, а как насчет Сербии. Вы— звезды? Или у вас, как у Taraf de Haidouks— успех на экспорт?

— В Белграде нас знают просто потому, что мы тут живем (и да, ходим на улицу) и играем много лет (в том числе и в других проектах) — но не сказал бы, что мы тут очень популярны. Когда мы устраиваем вечеринки — а это бывает нечасто — на них приходит человек 100. Дело в том, что андеграундная аудитория в Сербии на дух не переносит любое балканское этно. Так что за границей мы куда успешней. Работаем, как компания-экспортер… А дома мы популярнее не больше, чем 8 лет назад.

— На каких музыкальных инструментах вы играете? Есть у вас в прошлом музыкальная школа или хор мальчиков?

— Ну да. Я играю на духовых, гитаре и басу. Могу еще петь и играть на клавишных. Еще — на казу и на варгане. А мой коллега Урос — на скрипке, гитаре и тоже на клавишных. Я — самоучка, но вообще-то родом из семьи музыкантов. В семье все по отцовской линии играют как минимум на одном инструменте…дед вообще был учителем по скрипке… А у Уроса за плечами — 8 лет в музыкальной школе по классу скрипки.

На выступлениях я обычно горланю в микрофон и управляюсь с двумя MIDI-контроллерами (Nano Korg — лучшее, что можно таскать из аэропорта в аэропорт), а Урос — скретчит. Еще недавно я купил usb-шныйMIDI-кларнет, а Урос —электроскрипку, которые уже есть в нашей фотосессии, а очень скоро появятся и на выступлениях. Так что все будет гораздо живее. По крайней мере, не будем выглядеть, как два болвана, которые пялятся в ноутбуки и проверяют почту на сцене.

Насчет хора мальчиков — ну, в школе меня взяли в один такой хор. Но как только я понял, что хор означает дополнительные уроки — стал жутко фальшивить. Конечно, мой учитель знал, что я филоню, но все же согласился, чтобы я ушел из хора…

— А где вы воруете семплы для треков? Не боитесь, что вас будут искать для строгого разговора?

— Ничего мы не воруем. Только используем их получше. Нет, серьезно. Сначала мы резали на семплы все, что видели, но потом стали записывать живых музыкантов. Тут просто найти пару сербов или цыган, которые играют прямо на улице. Единственное, что все-таки нельзя заменить и приходится резать на семплы — это цыганское электро или таллава. Но таллава не защищена копирайтами и цыгане все равно не против, чтобы мы брали их музыку. Так что никаких строгих разговоров. За одни выходные эти цыганские музыканты зарабатывают больше 10.000 евро на свадьбах и обрезаниях. И в общем, им плевать на копирайты, юристов и прочую ерунду. Хотел бы я быть одним из этих цыган.

— А откуда у вас эта смешная картина?

— Это настоящая картина маслом. Ее нарисовала белградская художница Санья Росич, но идея — моя. Мы вдохновлялись наивным искусством словаков из сербской части Баната (на северо-востоке Сербии). Если нравится — поищи еще Мартина Йонаса или Зузану Чалупову, например.

— Ну, со стороны, все это балканское движение вообще выглядит построенным на цыганах. Вы у них берете еще что-то кроме таллавы?

— Балканбит — чистая торговля стереотипами для Запада. Стереотипами о полудиких, жестоких, но счастливых идиотах в яркой одежде, которые пьют, как сапожники под звуки труб. Если тут есть что-то общее с цыганами, то только это.

У цыган (как и у других народов), мы берем музыкальные идеи. Но это музыка, которую сами цыгане ранее взяли у сербов и других балканских народов, когда прибыли на полуостров. Смешали с восточными и индийскими вибрациями, которые привезли с собой. Так что это просто круговорот музыкальных идей, а сама музыка — культурная диффузия.

— А как в Сербии относятся к цыганам?

— Цыгане живут своей жизнью, и если начистоту, их никто особо не любит. С другой стороны, на Балканах к ним точно относятся куда лучше, чем в Центральной Европе. Посмотри любые новости — и сам убедишься. Лично я знаю разных цыган — от неграмотных уличных бродяг до высокообразованных модников. Зависит от людей, а не национальности.

— Пару лет назад ты жаловался на голландских болванов, которые ждали от вас пьяного ска вместо балканского брейка, с которым вы приехали. Есть какие-топеремены?

— В Европе балканская сцена растет с каждым днем. Не думаю, что она лучше или хуже других жанров — хорошего материала везде немного — процентов пять (и я еще оптимист). Сама по себе балканская сцена — это так называемая «традиционная» музыка и смешанные подстили (смесь с роком, электроникой, ска и так далее). Ну а мы с нашим Balkan bass или фолкстепом в таком случае — вообще под-подстиль. Черт, ненавижу классификации.

В Европе уже начинают привыкать к нашему big bass Balkan style. Конечно, мы потратили немало времени на то, чтобы убедить их прыгать и танцевать — но теперь и молодых людей на наших вечеринках больше, чем несколько лет назад.

— А есть конкуренция на этой сцене?

— Конкуренция? Ну так она есть везде — особенно, когда дело касается букинга и участия в фестивалях или резидентства в клубах. Но поскольку нам это не нужно — то и конкуренции нет.

А если ты имеешь в виду конкуренцию в смысле музыки — тогда тоже нет, потому что у нас свой стиль. Из остальных музыкантов на сцене нам больше всего нравятся O.M.F.O, Dunkelbunt и Kiril.

— FanfareCiocarlia говорят, что ремиксы Шантеля на их музыку — «дерьмо собачье». Правда?

— Я их никогда не слышал. Честно. Но сейчас скачаю. Через торрент, конечно.

— Вы сделали уже несколько ремиксов на треки Дункельбунта из Австрии или Watcha Clan. А почему не беретесь за какую-то сербскую группу?

— Никто не предлагал. По крайней мере пока.

— Ну хорошо, а ваша музыка — популярная в Сербии?

— Да нет, конечно.

— А что тогда? Стереотип про Балканы — это фильмы Кустурицы и саундтреки Бреговича. Насколько все это вообще соотносится с реальностью?

— Самая популярная музыка в Сербии — это турбо-фолк, я уже говорил. Есть поп-музыка, драм-н-бейс, электро и дальше по списку. Все, что угодно, кроме балканбита. А стереотипы из фильмов Кустурицы (Emir Kusturica) — это романтизированный образ малообеспеченных балканских цыган из конца 80-хи 90-х. Сейчас они немного другие — более электронные — но не менее смешные. Но вообще цыгане — это малая часть общего населения Балкан.

— Вы играете диджейские сеты. Что у вас в треклистах?

— Играем всю этноэлектронику: балканбит, кудуро, байле фанк, бхангру, новую кумбию…иногда даже какой-то классный брейкбит, 2степ, фиджет, басслайн хаус или дабстеп — но только иногда. Все, где есть хороший сильный грув и желательно — много баса. Это самое главное

— Какой прогноз на будущее для балканской сцены? Мы увидим когда-нибудь подъем новой балканской музыки с Балкан (как это уже случилось в Латинской Америке), а не из Австрии и Германии?

— Прогноз? Ну, она продолжает расти и это будет так, пока клепают летние хиты. Потом начнется застой, но сцена уже никуда не денется. Будет так же, как с кубинской или бразильской музыкой.

И я не думаю, что мы увидим подъем балканской музыки с Балкан. Новая балканская музыка родилась в Германии — и просто использует семплы мертвых Балкан. Выглядит это, как старуха с мертвой лисой на шее. Почему мертвые Балканы? Потому что сейчас балканские цыгане играют электронную музыку, а на трубах они играли в 80-хи 90-х. Сейчас духовые оркестры существуют только для белых туристов. А на цыганской свадьбе — только синтезаторы и секвенсеры — это и есть таллава. Поищи на youtube: Cita, Amza, Babus, Muharrem Ahmeti. Вот это и есть настоящая новая балканская цыганская музыка и мне она нравится. Просто в Европе о ней никто не знает.

— Почему ты так не любишь говорить о Балканах? Надоело?

— Да нет, почему же, люблю. Проблема в том, что я СЛИШКОМ МНОГО знаю об этом регионе. Я тут родился, и кроме того, моя специальность — национальная этнография. Так что поскольку я знаю об этом куда больше любого европейского (музыкального) журналиста, я боюсь, что меня неправильно поймут. Ведь все балканские дела для них слишком сложные. И всякий раз, когда я пытаюсь ответить что-то серьезней обычного навязшего на зубах дерьма, они все путают. Так что мне надоели не столько интервью, сколько идиотские вопросы.

— А что у вас обычно спрашивают?

— Спрашивают, что такое Shazalakazoo, где лучшая в мире публика (конечно, местная) и о наших планах. И мы стоически произносим одну и ту же нелепую чушь. Даже улыбаемся.

— Расскажите об альбоме.

— Мы издаем альбом сами на cdbaby.com, где-то через месяц. 12 лучших балканских электронных треков, никаких ворованных семплов, хороший звук, отличный мастеринг. Купите, чтобы мы могли беспощадно потратить ваши деньги.

— Ну и наконец, вы хоть раз бывали где-то восточнее от Сербии? Например, в Украине.

— Наши самые «восточные» гастроли прошли в горах Родопи в Болгарии. А в экс-СССР мы никогда не были. Надеюсь, что побываем, чем раньше — тем лучше. Я кстати хотел бы немного попрактиковаться в русском, который10 лет учил в школе. Я говорил не так уж и плохо, хотя учитель русского меня ненавидел. Или может пора переключаться на украинский?