Один из основателей Depeche Mode — Эндрю Флетчер — перед киевским диджей-сетом рассказал «Знакам» о том, что его не коснулся экономический кризис, о игре на бас-гитаре, новом альбоме ремиксов, файлообменных сетях, победителях во Второй мировой войне и о лучших версиях DM-хитов.

— Какая ваша самая любимая песня в сет-листе концертных выступлений Depeche Mode?

— Ну, знаешь, довольно трудно выбрать – мне нравятся многие из них. Моя любимая песня – это «World in My Eyes». Она по-настоящему выражает всю историю Depeche Mode. Мы же начинали как группка в маленьком городе в Эссексе, а сейчас у нас огромное количество фанатов по всему миру. «World in My Eyes», как по мне, буквально намекает на то, что мы в действительности сделали. И это удивительно.

— Не это ли причина, что в турне Touring the Angel Дэйв Гаан поднимал вашу руку и объявлял: Мистер Эндрю «Флетч» Флетчер – именно во время этой песни?

— Я не думаю, что это так. Знаешь, Дэйв – невероятный фронтмен. Иногда, когда я играю на клавишах – я смотрю на него и просто забываю, что нужно играть. Он невероятный парень, и это огромная удача для нас. Depeche Mode – замечательные сонграйтеры. Мартин Гор и Гаан — пишут потрясающие песни. А Дэйв настолько фантастический фронтмен, что мы просто не могли не трансформироваться в замечательную концертную группу.

— В какой именно момент вы почувствовали, что Depeche Mode стали культовым коллективом?

— Тяжело сказать. Может быть, с выходом Music for the Masses. Да, примерно в то время.

— Правда, что Black Celebration один из ваших любимых альбомов Depeche Mode?

— Я думаю, Black Celebration – замечательный набор песен. Но он не был по-настоящему успешен коммерчески. В то время как Violator, к примеру, — безупречный альбом, потому что в нём есть большие хиты, чего нет в Black Celebration. Я также очень почитаю альбом Ultra. Потому что он появился тогда, когда мы пережили огромное количество проблем. И в этом смысле это наш лучший альбом.

— Какова текущая активность вашего лейбла Toast Hawaii?

— Ноль.

— Вы закрыли его?

— Ну, не то что бы закрыл. Просто необходимо какое-то время передохнуть. Ведь нужно искать исполнителей, надо работать с ними, а всё это требует времени. У Depeche Mode сейчас фаза активности и я довольно занят. Кстати, это одна из причин, по которым я стал диджеить — захотелось какого-то испытания для себя одного.

— Кто помогает вам составлять сет-листы для сетов?

— У каждого в Depeche Mode есть свои любимые стили музыки, и я просто пытаюсь играть то, что нравится мне. И стараюсь быть немного более коммерциализированным, чем Дэйв или Мартин.

— Ходили слухи, в этом году – буквально в течение ближайших месяцев – Depeche Mode выпустят специальный альбом ремиксов с пятью участниками…

— Это не слухи, это правда. Он скоро выходит.

— С пятью участниками – включая Алана Уайлдера и Винсента Кларка?

— Нет, не как c участниками. Алан сделал ремикс на трек «In Chains» из нашего последнего альбома. Винс Кларк сделал ремикс на «Behind the Wheel». И оба ремикса – отличные.

— Когда именно появится это альбом?

— Через месяц, в апреле.

— Каковы ваши отношения сейчас с Аланом Уайлдером и Винсентом Кларком?

— Ну, мы никогда ведь не были врагами. Мы продолжаем общаться и с Винсом, и с Аланом. Так что текущие отношения – мы друзья.

— И вы шлёте друг другу открытки на Рождество?

— Я думаю, никто из нас не верит в Бога.

— В Royal Alber Hall вы сыграли вместе с Уайлдером – как и кто сделал это возможным?

— Поскольку это был благотворительный концерт, чтобы сделать его более прибыльным, мы пригласили Алана сыграть в одной песне.

— Намерены ли вы продолжать такой опыт в будущем?

— Было бы приятно поработать когда-нибудь с Аланом и в будущем – как в те времена, когда он был полноправным участником Depeche Mode.

— Я слышал, что вы увлекаетесь историей – и, в частности, историей Второй мировой войны.

— Да, мне нравится мировая история. А Вторая мировая война – это выдающееся событие, поскольку она трансформировала мир. И сделала его таким, каким он есть сейчас.

— А как вы считаете, кто выиграл в войне?

— Мы выиграли! На пару. Немцы проиграли.

— На пару? С кем – с американцами или с русскими?

— Нет, мы выиграли – Британия.

— Прошу прощения?

— Дело совсем не в том, кто выигрывает, а кто проигрывает. Я просто думаю, что самое важное — это демократия. Посмотри на Германию сейчас – со времён войны она стала одним из величайших демократических государств в мире. Поэтому я думаю, что все выиграли.

— Что всё равно никого не удержало от мирового экономического кризиса. Вы ощутили его на себе лично, на своём бизнесе?

— Когда?

— В 2008-м.

— Я думаю, есть огромный кризис, связанный с музыкой. А кризис в музыке начался до 2008-го, в особенности из-за интернета. Продажи записей упали. Мировая музыкальная индустрия оказалась в рецессии задолго до всеобщей рецессии. Так что – невероятно, – но сейчас люди понимают, что им больше не нужно покупать музыку.

— А вы сами как к файлообменным сетям относитесь?

— Нам очень повезло как группе – множество наших фэнов «на ты» с компьютером. Я имею в виду… Я так тоже делаю.

— То есть, нет ощущения, что вас как бы обкрадывают?

— Нет, если кто-то скачал, – так сказать, «украл» наш файл, и песня ему понравилась, то он пойдёт и по любому купит запись.

— В интернете масса ремиксов на песни Depeche Mode – огромное количество фанатских ремиксов и бутлегов с вашими песнями.

— Не проблема.

— Вам нравятся они? Находили ли вы что-нибудь интересное для себя – более интересное, чем официальные версии?

— Иногда да. Но я не буду их играть сегодня вечером.

— Во время интервью с Питером Крюдером и Ричардом Дорфмайстером они сказали мне, что когда показали вам свой ремикс на «Useless» – медленный такой – он вам не понравился.

— Я думаю, это один из лучших ремиксов, которые когда-либо были у Depeche Mode. Он удивительный. Так что мы никогда не говорили такого.

— Ваша роль в истории группы Depeche Mode. Как она менялась на протяжении 30 лет?

— Она меняется непрерывно. И я думаю, она также важна сейчас, как была важна и тогда.

— Вы по-прежнему можете сыграть на бас-гитаре?

— Я не забыл, как это делать. Но это не мой недостаток или упущение – просто это было решение Винсента, что мы становимся электронной группой. Я мог бы быть одним из лучших басистов в мире.

— А когда вы в последний раз играли на бас-гитаре?

— Ну, я играл в студии пару раз…

— Не для записей, просто ради забавы?

— Ну нет, это были лайв-сессии.