Салли Хокинс

Британская актриса Салли Хокинс, сыграла пару десятков разнообразных ролей в кино и театре, получила «Золотой глобус» и «Серебряного медведя» за лучшую женскую роль. 10 ноября в рамках фестиваля Новое Британское кино состоится украинская премьера нового фильма с ее участием — картины «Субмарина». Накануне премьеры Салли Хокинс рассказала «Знакам» о том, как играть фриков, о сложностях взросления, актерском перевоплощении, любимых сказках, и смущении.

— Салли, пока мы организовывали интервью с вами, стало понятно, что у вас очень плотный график. Чем вы сейчас занимаетесь?

— Я работаю над новым фильмом Майка Ньюэла — «Большие надежды». Он основан на романе Чарльза Диккенса. Для съемок книгу адаптировал Дэвид Николс, автор сценария фильма «Один день». Съемки еще не начались, мы на подготовительной стадии, но я жду их с нетерпением. В них будет занят прекрасный состав актеров. Для меня это очень волнующий проект, и он у меня отбирает большую часть моего времени.

— Вы считаете, что проблемы, поднятые в произведениях Диккенса, будут понятны современному зрителю?

— Я думаю, да. Так обычно и бывает с великими литературными произведениями, независимо от того, в какую эпоху они были написаны. В них идет речь о тех же вещах, с которыми человечество сталкивалось во все времена. Мы не так уж сильно изменились на самом деле. Людей волнует все то же: любовь, жадность, те же проблемы, страхи, трудности. А Диккенс мастерски изображает характеры своих героев, рисует пугающие картины того, как жадность может изменить жизнь, как люди могут помогать друг другу.

— Не так давно вы снялись в экранизации романа еще одного классического романа Шарлоты Бронте «Джейн Эйр». Там вы сыграли миссис Рид, тетку Джейн Эйр, которая ей всячески досаждала. Как вы считаете, почему ваша героиня так сильно ее ненавидела?

— Конечно, тут сложно судить однозначно. Но, думаю, дело в том, что в Джейн не было злобы, холодности, ощущения превосходства над другими, которые были в миссис Рид. Она жила и действовала на другом уровне чувств. Джейн — олицетворение внутренней свободы, которой никогда не было у миссис Рид. Поэтому она не могла смириться с тем, что Джейн другая. Миссис Рид, считала, что у нее есть право судить других людей, она была снобом в самом худшем смысле этого слова. И она так вжилась во все это, что стала уничтожать тех, кто хотел жить иначе. Злоба затягивает, и не отпускает даже тогда, когда никто уже и не вспомнит причин вражды.

— Салли, у вас более чем разноплановые роли в кино. Вам удалась и тираничная миссис Рид и энергичная и полная оптимизма Поппи из «Беззаботной». Вам кого играть интересней — хороших или плохих?

— Наверное, в это трудно поверить, но я люблю всех своих персонажей. Я просто люблю играть. Это каждый раз так захватывающе — открывать новый образ, пробовать быть кем-то другим, менять свой образ мышления, пытаясь поставить себя на место своего героя. Между тобой и ним всегда пропасть, и когда ты в роли, тебе приходится забывать себя. Актерская профессия — это, с одной стороны, очень сложно, но с другой стороны, это особая привилегия. Концентрироваться на своем герое сложно, но мне нравится. К своей работе я отношусь очень серьезно, я должна сыграть роль, независимо от того какая моя героиня — истеричная, злая или веселая.

— Вы снимались у режиссеров первой величины, вроде Майкла Ли и Вуди Аллена. Сложно с ними было работать?

— Каждый режиссер — это какой-то новый опыт и с ним по-своему сложно. С Майклом Ли было проще, потому что мы с ним уже довольно долго работали. А с Вуди Алленом — это был мой первый опыт. Я старалась изо всех сил. Еще мне очень понравилось сниматься у режиссера фильма «Субмарина» Ричарда Айоаде. Такие люди заражают своей способностью к творчеству, она у них безграничная. С ними и я тоже могу безгранично открывать в себе какие-то новые стороны характера своих персонажей.

— Фильм «Субмарина». Он о сложностях взросления о взаимоотношениях между родителями и детьми. Насколько вам близки эти проблемы?

— Мне повезло в этом плане, у меня была прекрасная понимающая семья. Но подросткам всегда очень сложно. Они переживают незнакомые чувства, торопятся познать как можно больше нового. Они взрослеют — гормональная перестройка, желание самоутвердится, давление родителей, у которых свои представления о жизни. И мне, конечно же, тоже было сложно. Я была непослушной. При том, что у меня фантастические родители, я все равно с ними спорила. И «Субмарина» как раз о том, насколько странной, враждебной и непонятной видится жизнь глазами подростка.

— Вы играли Джил Тейт, маму главного героя. После съемок в фильме у вас появилось какое-то свое видение, того, как избегать семейных конфликтов?

— Не знаю, конечно, могу ли я давать кому-то советы. Для явно этого недостаточно просто сыграть в кино маму подростка. Однако, я хорошо помню свою юность. Исходя из своего опыта, могу сказать, что детям и родителям необходимо общаться, разговаривать. Чтобы подросток не замыкался в себе, один на один со своими проблемами. Это полезнее всего. Детям нужно понимать, что они не одни, что у них есть друзья, которые помогут в разных сложных ситуациях. Иначе они будут бояться — себя, и жизни; придумывать себе вымышленные угрозы, как в «Субмарине».

— Ваши родители — известные в Британии авторы и иллюстраторы детских книг. Вам никогда не хотелось продолжить семейное дело?

— Я с детства обожаю читать. Книг никогда не бывает много. Литература — это важная часть моей жизни. Очень важно понимать силу слова. Лезешь в словарь и понимаешь, как много смысловых оттенков может иметь каждое слово. Наш язык очень богатый и сложный, у него есть своя душа. Я и сама пишу. Мне это доставляет удовольствие. Но это, в основном для себя. Никому не показываю.

— Почему?

— В мире достаточно чудесных, талантливых писателей и без меня. Я просто не уверена, что написанное мной будет понято, и кому-то понравится. У меня пока хватило решимости показать свои рассказы только папе. Правда, он меня похвалил. Возможно, когда-нибудь, у меня и хватит решимости опубликовать их. Но все же мне привычнее реализовывать себя в актерстве — играть, перевоплощаться в персонажей.

— Сейчас же можно завести блог и размещать тексты там, без всей этой истории с издательствами и официальным ярлыком «писатель».

— Блога у меня нет, но, кстати, это идея. Только если я и заведу себе блог, то не под своим именем, а анонимно, и не буду о нем никому рассказывать. Просто найду себе укромное местечко в интернете, и буду там писать. А у вас есть блог?

— Да. Так получилось, что их даже несколько.

— О, это прекрасно. Пишите, не бросайте. Я обязательно и себе тоже заведу.

— Какие сказки вы читали в детстве?

— Мне нравились сказки братьев Гримм, Ганса-Христиана Андресена, народные немецкие сказки, самые фантастические из них. Любила Гофмана. И еще всякие мрачные сказки, страшилки. Вообще, когда подрастаешь, то понимаешь, что на сказках основаны все основные сюжеты в искусстве. В них заложены архетипы, которые общие для нас всех.

— Вы сыграли много ярких ролей в исторических фильмах. Если бы вам пришлось выбирать эпоху, в которой вы хотели бы жить, что это был бы за период?

— Вы знаете, наше время меня вполне устраивает. Я очень ценю все те удобства, которые оно нам предоставляет. Побывать в разных эпохах было бы интересно, но жить там я бы не хотела. Не могу долго обходиться без ванны, привыкла к удобному транспорту. По стилю мне нравится Эдвардианская эпоха, ее костюмы, прически, а еще архитектура 19-го века, древнеримское искусство и литература, шотландские народные ремесла. Но я считаю, мне повезло: ведь у меня есть возможность жить в современном мире, и, благодаря съемкам в исторических фильмах, приобщаться к эстетике минувших времен.

— Вы пришли в кино из театра. Почему в конечном итоге предпочли именно кинематограф?

— Я бы не сказала, что существовала какая-то дилемма. Актер — что в кино, что в театре — он и есть актер. Я и сейчас продолжаю иногда играть и в театре, участвую в кастингах. Многое в моей карьере вообще от меня не зависит, часто все решает удача. Я вот считаю, что мне крупно повезло, когда мне выпала возможность поработать с Майклом Ли. Это был мой первый значительный кинематографический опыт, и он во многом определил мою дальнейшую карьеру. В театре есть своя магия — это особая связь с аудиторией, особое волнение. Ты заставляешь людей смеяться и плакать, и ты видишь это. Ты чувствуешь жизнь. Но и кино я люблю за какие-то свои особенности. И одинаково сильно волнуюсь перед началом спектакля, и перед началом съемок.

— Говорят, что волнение — это хороший признак для любого вида деятельности. Если его нет, то это значит, что результат вам не так уж сильно и важен.

— Да, я согласна с этим мнением. Думаю, каждый, кто беспокоится о том, что он делает, испытывает волнение. Без этого не будет отклика от зрителей. Я всегда очень волнуюсь, чтобы все получилось, как надо. Чувствую ответственность за то, каким будет мой герой. Конечно же, результат зависит не только от меня, но и от того, как сработает вся команда. Я очень люблю это ощущение командной работы.

— Вы сыграли в нескольких фильмах, посвященных борьбе за права женщин, например, «Сделано в Дагенхайме». Вы в этом смысле социально активны?

— Знаете, мужчины доминировали над женщинами много сотен лет. В последнее время эта ситуация, к счастью, стала меняться. Тем не менее, еще живы предрассудки на эту тему, и мы сталкиваемся с ними практически ежедневно. Для женщин все еще существует много препятствий. И я по этому поводу, честно говоря, откровенно злюсь. За равноправие должен бороться каждый, все общество, — ведь только один кинематограф с этим не сможет справиться.

— Фильм «Беззаботная», который принес вам популярность и награды на фестивалях, вышел на экраны в 2008 году, как раз в начале мирового экономического кризиса. Главная его героиня, школьная учительница Поппи, стала для многих в то трудное время примером того, как можно не унывать, и радоваться жизни. Чем эта роль была интересна вам?

— Роль Поппи была особой для меня. Я много вложила в нее, и многому сама научилась, играя ее. Знаете, зрители очень по-разному ее оценивали. Многим эта девушка показалась фриком, многих раздражала ее жизнерадостность. Конечно, хорошо, когда роль настолько противоречивая, но мне было сложно. Я чувствовала, что часть отношения к моей героине переносится и на меня. У нее большое сердце, и она умеет любить людей, она внутренне свободная, и честная. Может справиться с любой ситуацией, и не теряет чувства юмора.

— В интернете я нашла страницы ваших поклонников, которые объединяются в клубы, посвященные вам, следят за вашей деятельностью, собирают фото и видео. Вы что-нибудь об этом знаете?

— Вы меня удивили. Я всегда почему-то считала, что у меня нет фанов. Но раз это так, то мне очень приятно. Всегда приятно, когда получаешь какой-то отклик на свою работу. Значит, что ты хорошо справляешься. С другой стороны, это как в ситуации с Поппи — люди реагируют не столько на тебя, актера, сколько на тот образ, который создает вся команда — актеры, режиссер, и все прочие. Важно всегда чувствовать грань между собой, личностью, и своими ролями. Но, безусловно, когда людям нравится то, что ты делаешь, это лестно. И еще, это всегда ответственность — значит, нужно продолжать двигаться дальше.

«Знаки» выражают благодарность компании «Артхаус Трафик» за помощь в организации интервью