Борис Гришкевич стал украинским победителем в конкурсе Ридли Скотта и Кевина Макдональда «Жизнь за один день» (Life in a Day). Фильм «Іванки» о закарпатских гуцулах, которые пасут овец, готовят брынзу и не обращают внимания на красоту вокруг, так понравился организаторам конкурса, что его режиссера пригласили на кинофестиваль в Сандэнс.

Краткая справка: «Жизнь за один день» — масштабный проект видеохостинга YouTube. Организаторы проекта — известные режиссёры Ридли Скотт и Кевин Макдональд. Суть проекта: пользователям интернета предлагалось загрузить созданные ими короткометражки, которые характеризовали бы один день их жизни. Затем, самые интересные из них были смонтированы в один фильм. Премьера фильма «Жизнь за один день» состоялась в конце января на кинофестивале Сандэнс.

— Как ты узнал о конкурсе?

— Пришел после съемки какого-то дурацкого ролика, вообще такой — как зомби, принял ванну и стал серфить по киносайтам в поисках информации. Тут – бац – Ридли Скотт. На сайте kinopoisk.ru.

— Расскажи о своём фильме. Как весь процесс происходил? Как вы, например, этих мужиков с брынзой нашли?

— Взяли машину, поехали в экспедицию по Карпатам – туда, где влияния туризма нет. И случайно на них наткнулись. Сначала поговорили с ними час. Потом приехали к ним за день до съемки, чтобы они к нам привыкли и не обращали внимания. Но все равно видно, что они смущаются. «Лишнее говорить – это пиздец» — есть там такая фраза.

— У тебя в фильме всего одна женская роль — тетка в платке. Она специально так для съемок нарядилась?

— Я же вообще не знал, что она придет, и очень переживал, когда она появилась. Мужики уже привыкли к нам, а она покраснела сразу. Я все время повторял: «Не смотрите в камеру, пожалуйста, не смотрите в камеру». Это потом уже, спустя час, она интегрировалась.

Она пришла из другой деревни, прошла путь в пять километров пешочком, чтобы мужа увидеть. Они же овец там пасут. По пол года живут в каких-то халабудах. Каждый из села дает им по овце — все точно так же, как в «Тенях забытых предков». Если они овцу теряют — то за нее платят. А там волки ежедневно нападают, мне рассказывали. Если волк не может унести овцу, он забирает собаку. Фильм ужасов. Мы еще думали сделать премьеру для овец, экран поставить — может, и получится.

— В окончательный монтаж «Жизни за один день» не только победители вошли?

— Использовался монтаж из 300-400 роликов, но особо отметили 15 режиссеров, которых в Сандэнс пригласили. Выиграл, например, один парень, который просто поставил перед собой камеру и позвонил маме. Мама, говорит, привет, ты знаешь, Джон — он мне не друг, он — мой бойфренд. И когда он говорит про бойфренда, собака, которая лежала в кадре, вдруг встает и уходит. Директор Сандэнса потом у него на пресс-конференции спрашивает: «Почему собака ушла?». А он: «Да она — гомофоб». Еще выиграл один прикольный чувак из Нью-Йорка, который просто себя снимал. Он музыкант, в Гринписе работает, на маленькой гитаре постоянно лабает.

— На укулеле?

— Да, это модно очень в Америке. Они что угодно под эти гитарки поют – даже Radiohead горлопанят. В общем, он такой: «Сегодня 24 июля, и я хотел бы в этот день признаться девушке, что я ее люблю. Надеюсь, что она будет со мной встречаться». Звонит маме…

— Это не тот, который с бойфрендом?

— Нет, другой. Спрашивает: «Мама, что надо девушке говорить, когда признаешься в любви?» Мама ему: «То-то и то-то». Он идет на встречу и возле входа в ресторан выключает камеру. Потом выходит такой грустный: «Нет, нет, она сказала «нет».

Одна девочка вообще ничего не снимала. Просто в машине сидит, такая морда на весь экран, за окном дождь с молниями, и она: «Сегодня был такой день! Ни хера не произошло! Почему ни хера не произошло?! Я хотела что-то снять!» И начинает что-то тулить про свою жизнь. Ее тоже пригласили, причем с сестрой. И была еще пара – итальянка и египтянин. Снимали, как люди в Египте плохо живут. Боялись в Египет возвращаться.

— Вот они и накликали беду.

— Ага, беду. Был еще ролик то ли из Украины, то ли из России. Там спрашивают, что у кого в карманах. Одного останавливают, а он: «Сигареты, зажигалка, шприцы». А еще один чувак в роддом пришел, причем мрачный роддом. Забирает ребенка — дает врачу коробку «Рошена». Я подумал, что это Украина.

— Ролик с испанской девочкой, который висит на странице конкурса на youtube, тоже в фильм вошел?

— Да, целиком. Мужик снял всего две с половиной минуты и стал звездой Испании. У его тизера — миллион просмотров.

— А ты какие отзывы от украинцев на фильм получаешь?

— Кто-то написал мне: спасибо тебе, что ты представил космическую страну в образе козопасов. Какой-то бред. Мой фильм не о козопасах и не о козах, а о людях, которые живут в условиях, мне незнакомых — такая у меня была тема.

— А что Кевин Макдональд в Сандэнсе говорил?

— Говорил, что amazing, beautiful. Спрашивал, где я этих гуцулов нашел. Я, конечно, бестактно на него накинулся, когда его увидел. Я ему — то, сё. «Приезжайте в Украину снимать кино!» И только потом понял, что он замученный, закончил два фильма: смонтировал Life in a Day и «Орла Девятого легиона» снял. Это такой эпик, по масштабу как «Гладиатор». О том, как воины из Римской империи идут куда-то в дикие земли, где бритты живут — европейские племена такие, на индейцев похожи, грязью обмазывались. Короче, по Макдональду было видно, что он уставший, обязан быть там, ходить, давать интервью.

— Мне «Последний король Шотландии» Макдональда не очень нравится. Зато посмотрел в самолете «Большую игру» с Расселом Кроу, и она ничего.

— Да, в плане политического триллера он в жанре. Как только Кевин Макдональд пришел — я ему сразу вручил «Тени забытых предков». Он такой: «О, Параджанов! Cool! Я как раз этот фильм не видел». Потом он диск потерял, и его искали всем отелем.

А у меня все съемки прошли под эгидой этого фильма. Утром пошли на завтрак в Славское — а там в кинотеатре «Тени забытых предков» идут в доме культуры. Мы подумали, что это знак. И монтировали мы напротив квартиры Параджанова, на проспекте Победы, там, где кафе «Чайкофф» находится. Из-за козырька кафе теперь не видно барельефа Параджанова. «В этом подъезде жил выдающий режиссер». Сейчас, кстати, снимают фильм про Параджанова. Шесть миллионов евро бюджет. Снимает какой-то режиссер французский, он же его будет и играть (Серж Аведикян – прим. ред.).

— Что ты хорошего в Сандэнсе посмотрел?

— Лучшее, что видел — документальный фильм «Проект Ним» (Project Nim) того же режиссера, который «Человека на канате» снял (Джемса Марша – прим. ред.). Он за «Человека на канате» «Оскар» получил, поэтому вокруг премьеры ажиотаж был дикий. Это фильм о том, как семья ученых-антропологов взяла к себе самого умного малыша шимпанзе. Он рос в семье, с детьми, собаками и научился свободно разговаривать на языке жестов — каждый день учил какое-то количество новых слов. А потом с ним что-то случилось, он откусил полщеки одной тетке, и жизнь его пошла под откос.

Шимпанзе забывает слова, его садят в обезьянью тюрьму к обезьянам-зэкам — короче, такая драма начинается, что я даже прослезился. Архивные кадры перемешаны с интервью, которые очень художественно сняты. В итоге, история этой несчастной обезьяны, на которой и опыты ставили, и все на свете, заканчивается тем, что судьба сводит ее с каким-то хиппарем, тоже антропологом. Он дает ей курить марихуану, шимпанзе успокаивается — и, в общем, он был единственным человеком, который до самой смерти приходил к ней в питомник. В принципе, этот хиппарь-антополог и на премьере присутствовал.

— Слушай, а почему Ридли Скотта в Сандэнсе не было?

— Занят, съемки какие-то. Конечно, жалко, что его не было. Очень интересно было бы расспросить о его новом проекте, который вырос из «Чужого»

— Хотя бы грамоту в рамочке с подписью Ридли Скотта тебе вручили?

— У меня есть письмо, которое пришло в самом начале, на украинском языке. «Шановний Борис Гришкевич, по дорученню Рідлі Скотта та Кевіна Макдональда дозвольте привітати вас» — и все такое. «Можете пишатися своєю надзвичайно кінематографічною роботою».

— Какое у Life in a Day будущее?

После Сандэнса «Жизнь за один день» показали в Берлине и еще в Сандэнсе его продали National Geographic, не думаю, что за много денег. Зато я уверен, что бюджет у фильма нормальный — попробуй отсмотри 4500 видео и смонтируй в одно кино.

— Ну а как сам фильм в итоге?

— Отличный. Начинается с того, что какой-то угашенный чувак с бутылкой пива ржет: «Сегодня 24 июля!» Потом утро, туалет, каждый второй снимал, как он зубы чистит, кто-то бреется, мои гуцулы умываются. И пошло-поехало, под музычку. Моментики, моментики. Убивают корову на бойне, делают кесарево сечение женщине, и ее муж падает вместе с камерой — теряет сознание. Кто-то снимал грозу, вспыхивает молния — и тут, бац, Love Parade. Были очень крутые моменты, снятые на дорогие камеры, и был бомж, который снял себя на мобильный телефон.

После премьеры нас всех вызвали на сцену. Директор Сандэнса Джон Купер не смог выговорить мою фамилию. Спрашивает: «Вы кинематографист?» Я растерялся, что-то ответил, все хлопают. А перед этим он с москвичами разговаривал, которые паркур снимали. У них в ролике герой прыгает, прыгает, прыгает, зашел в магазин, украл булочку. Купер так удивленно спрашивает: «Вы что, действительно булочку украли?»

Фильм Бориса Гришкевича можно посмотреть тут.